Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

sanitar

Прорусский майдан

Замечательный российский политик и писатель Прилепинъ замечательно прожектирует:

«Россия должна вернуть себе полные территории Донецкой и Луганской областей. Признать их, поставить там на границе самые большие и страшные пушки, и сказать: «Если хоть одна петарда взорвётся с вашей стороны — получите ответку прямо в Киев». Это в первой серии.

А во второй серии — совершить в Киеве очередной «Майдан», скупив на корню три четверти киевской элиты. Они там вполне нормально скупаются. Просто имеют привычку потом перепродаваться. Но, вот, надо скупить, и, пока не перепродались — устроить прорусский Майдан. И посадить там в кресло президента доверенное лицо со вшитыми под кожу погонами полковника КГБ».

Итак, политик федерального уровня, не стесняясь, рассказывает, как сопредельную страну нужно расчленить, а потом устроить в ней военный переворот и посадить во главе хунты пророссийскую марионетку. Просто потому, что ему так хочется. А потом некоторые россияне удивляются: и почему клятые хохлы нас так не любят? Мы же к этим тупым селюкам со всей душевной теплотой, а они рожи воротят.

Радует одно: героический майоръ не ссытся рассказать про желательное расчленение Украины. А вот пиздани он что-нибудь про Польшу или Прибалтику — что их тоже следует вернуть России — последствия для Прилепина были бы куда печальнее: книги во Франции и Италии сами себя не презентуют, что следует учитывать.

Так что в наличии ума ему все-таки не откажешь.

sanitar

У них это невозможно

Попалось на глаза старое интервью героического майора Прилепина. Ну, того самого, который в перерывах между турами в Париж и раздачей интервью умело руководил батальоном трактористов и шахтеров на Донбассе.

"Я выступаю, езжу, бываю в Германии, говорю, что мне нравится Эрнст Юнгер — писатель, философ и человек, внесший определенный вклад в военную мысль. Некоторое время он симпатизировал фашизму и даже находился в вооруженных силах Германии. И вот я в Германии сказал, что мне нравится этот человек, так мой помощник и переводчик, сказал: «Ты лучше про это не говори. У нас это не принято». А у нас любой немецкий писатель приедет, будет что-то рассказывать, скажет, что ему кто-то симпатичен, назовет самую дичайшую фамилию, так нам даже в голову не придет сказать: «Знаешь, у нас это и вообще все такое не принято». Я не знаю, кого надо назвать, чтобы у нас сказали, что вот этого у нас не принято любить. Пусть хоть черта в ступе любит. Приедет итальянский писатель и скажет, что любит Муссолини. Мы скажем: «Ну молодец, любишь Муссолини, люби себе на здоровье»".

Евгений считает, что описанное им — свидетельство большой свободы слова в России и несвободы оного на Западе. Приезжает российский писатель в Германию, признается в симпатиях к нацистскому пропагандисту и офицеру вермахта — и ему рекомендуют помалкивать об этом. Приезжает гипотетический итальянец в Россию и рассказывает о своих симпатиях к Муссолини — и все относятся к этому с пониманием. Свобода и несвобода как она есть.

Collapse )
sanitar

Раскрутившийся

Сергей наш Лукьяненко недавно решил провести эксперимент: начать писать книгу под псевдонимом и проверить, можно ли раскрутиться в современной фэнтези/фантастике с нуля?

Написал он страниц пятьдесят. Читатели ему, конечно, тут же насовали херов за воротник (у нас, как известно, каждый второй — писатель, а каждый первый — критик), но дело не в этом. А в том, как Лукьяненко это прокомментировал.

Во-первых: «Так что раскрутиться можно совершенно никому не известному автору не эксплуатирующему популярные темы фантастики. Просто надо хорошо писать.» Ага. Две тысячи просмотров за два месяца. Два десятка комментариев. Это успех.

Во-вторых: «...при этом я действительно придумал новый ход в очень старом избитом жанре фантастики. Такого раньше не было. И ход красивый.»  Красивый ход, дорогие друзья — это допущение, что маги платят за свои чудеса годами собственной жизни. Подумав тридцать секунд, я понял, что эту небывалую оригинальщину придумал как минимум Нил Гейман (ой, какое совпадение!) в своем романе «Звездная пыль» примерно в 1998 году. Даже в одноименном фильме было — помните, когда Мишель Пфайфер колдовала и постепенно превращалась в мерзкую старуху? 

Такие вот у нас талантливые писатели. Такие невпипенные ходы.

sanitar

Н - наблюдательность

Перечитал давеча Нила нашего Геймана и вдруг понял, на кого со своими «детскими историями» изо всех сил пытается быть похожим Сергей Лукьяненко.

А еще понял, что Сергей Лукьяненко, несмотря на все свои усилия, никогда не сможет сравняться с Нилом Гейманом (даже если не брать очевидно более низкие литературные способности).

Потому что у Геймана (при всей внешной чернушности) истории добрые. Даже те, что печальные. А у Лукьяненко (при всей подростковости) истории злые. Даже те, что формально заканчиваются хорошо.

Такое вот наблюдение.

sanitar

Про Пелевина

Дочитал наконец всего Пелевина. Что сказать: Виктор Олегович — голова.

Почитал также отзывы на его произведения, от самых ранних до свежайших. Что сказать: люди, продолжающие в 2019 году писать об «Омон Ра», что это «плевок на могилы героических советских космонавтов», вызывают искреннее недоумение. 

Где вы раздобыли-то криокапсулы и ингибиторы мозга, болезные?